+7 969 734-89-56
Будни, с 11:00 до 19:00 MSK, сб, вс - выходной
+7 969 734-89-56
Будни, с 11:00 до 19:00 MSK, сб, вс - выходной

Обзор переводов романа “Над пропастью во ржи”

К переводам всемирно известных произведений внимание всегда пристальное. Особенно интересная ситуация сложилась с переводами романа Джерома Сэлинджера “Над пропастью во ржи”. Долгое время существовал один “канонический” перевод, и выход новых переводов был встречен его почитателями в штыки. По мнению другой половины читателей, у этого романа нет удачных переводов, и выбирать приходится, по сути, лучший из худших.

Почему возникла такая ситуация с переводами? В чем их особенность? Какой перевод романа “Над пропастью во ржи” лучше? Расскажем в этой статье.

“Над пропастью во ржи” – перевод Риты Райт-Ковалевой

Долгое время единственным переводом романа был перевод Риты Райт-Ковалевой. Он был опубликован в 1955 году и до сих пор считается ”каноническим”: подавляющее большинство читателей знакомы с книгой именно по этому переводу. Название романа, The Catcher in the Rye, передано метафорически – “Над пропастью во ржи”. Дословный же перевод названия – ловец во ржи.

переводчица Рита Райт-Ковалева

В этом переводе нашли отражение отличительные характеристики советской переводческой школы: высокие стандарты перевода и безупречная квалификация переводчика с одной стороны, и влияние цензуры и идеологические требования к тексту с другой. Последнее заставляло переводчиков менять стилистическую окраску произведения, смягчать те места оригинального текста, которые не могли иначе пройти советскую цензуру и попасть в печать.

Приведем примеры мест, где по цензурным и идеологическим соображениям Рита Райт-Ковалева сглаживала углы.

1. Секса в СССР нет, да и меньшинствам здесь не рады

Цензура, советское законодательство и мышление среднестатистического советского человека не допускали мысли и существовании сексуальных меньшинств, поэтому геи, присутствовавшие в оригинале, до советского человека не дошли. Слово flits (гомосексуалисты) в романе заменяется на слово “психи”. Психами стали и perverts (извращенцы) и morons (идиоты).

Герой романа Холден Колфилд, как и многие подростки, частенько думает о сексе. Однако употребление этого слова в советской литературе, даже переводной, было немыслимым, поэтому Рита Райт-Ковалева придумывала разные способы, чтобы его избежать.

Это прекрасно видно на примере следующего предложения:

операция ы и другие приключения шурика 1965

2. Политика имеет значение

Еще один пример вездесущего влияния цензуры мы видим в данном предложении:

Здесь нужно вспомнить исторический контекст. Перевод был выполнен в 1955 г., – как раз в это время отношения СССР и Кубы переживали расцвет. Нельзя было допустить, чтобы гражданин дружественной страны предстал перед советским человеком в таком нелицеприятном виде, поэтому в переводе кубинец стал испанцем.

Плакаты СССР Фидель Кастро Куба

3. Грубостям тут не место

Выше мы говорили о весьма деликатных темах, отсутствие которых в советском переводе обосновано. Следующий пример не идет вразрез “с линией партии”, но сглаживание текста продолжается и тут.

В оригинале на стене в школе Холден видит надпись fuck you. Очевидно, что прямой перевод фразы не мог появится в советском издании, поэтому переводчица нашла элегантное решение, дав описательный перевод “кто-то написал на стене похабщину”.

Итоги мы подведем в конце статьи, а пока что перейдем ко второму переводу “Над пропастью во ржи” за авторством С. Махова.

censored надпись на стене

“Обрыв на краю ржаного поля детства” – перевод Сергея Махова

Любой перевод — продукт своего времени, и если Рита Райт-Ковалева переводила в условиях советской цензуры, то Сергей Махов творил в условиях вседозволенности девяностых. Переводчик поставил своей целью явить новый перевод, отвечающий запросам времени.

Ведомый желанием познакомить людей с произведением, наполненным юношеским нью-йоркским сленгом 40-х годов прошлого века, Сергей Махов создал перевод, переполненный сленгом, жаргоном, блатными и матерными выражениями.

В известной степени одной из его целей было намеренно создать перевод, кардинально отличающийся от перевода советского. Перевод многие раскритиковали за излишнюю грубость, однако есть в нем и немало удачных находок. К слову, это наименее известный перевод романа Сэлинджера.

Обрыв на краю ржаного поля детства

Пара слов о переводе названия. Классическому “Над пропастью во ржи” Махов противопоставил свое название – “Обрыв на краю ржаного поля детства”. Многие считают, что использование родительного падежа в названии делает его трудным для восприятия.

1. Стилистически ближе к оригиналу

Перевод вышел удачным в том плане, что больше соответствует стилистическому регистру Сэлинджера. В отличие от Риты Райт-Ковалевой, С. Махов не боится использовать ненормативную, грубую и разговорную лексику, а местами употребляет ее в избытке. Однако иногда он явно перебарщивает.

Здесь слог Махова звучит весьма органично:

А здесь на лицо авторское дополнение:

the catcher in the rye

2. Свой подход к переводу топонимов

Сергей Махов нестандартно подошел к переводу известных топонимов: Голливуд в его переводе стал Холливудом, а Нью-Йорк – Новым Йорком. Причина такого новаторства скорее всего кроется в желании сделать перевод ближе к народу.

3. Жаргон 90-х как лейтмотив всего перевода

Махов создал перевод без оков цензуры, намеренно противопоставив его переводу Райт-Ковалевой. Жаргон 90-х не просто встречается в переводе, текст им переполнен. И даже учитывая этот факт, невозможно остаться равнодушным, увидев, как безобидный guy у Махова превращается в чувачеллу, а сreepy guys в чувачков-говнючков.

“Ловец на хлебном поле” – перевод Максима Немцова

Перевод “Над пропастью во ржи” Немцова стал переосмыслением перевода известного романа от лица нулевых. Этот перевод получился еще более перегруженным жаргонизмами, ненормативной лексикой и сленгом, чем перевод Махова.

максим немцов переводчик

1. Излишняя грубость

Перевод Максима Немцова характеризует особо впечатляющее обилие жаргонизмов в тексте.

Чтобы понять, как повышался градус грубости от перевода к переводу и каких высот достиг “словесный накал” у Немцова, обратимся к примеру:

Еще один пример:

Третий пример:

раздраженный мужчина

2. Пара примеров  хорошего перевода

Несмотря на вышеописанные примеры, которые, без сомнения, оказывают влияние на восприятие перевода, есть в нем и вполне адекватные решения.

Второй пример:

парень с баскетбольным мячом

Одно предложение – три варианта перевода

В заключении хотелось бы предложить вам самостоятельно сравнить оригинал с тремя переводами. Мы выделили слова, на перевод которых стоит обратить внимание.

Оригинал: 'One of those little English jobs that can do around two hundred miles an hour. It cost him damn near four thousand bucks. He's got a lot of dough, now. He didn't 'use to'.

Рита Райт-Ковалева: "Купил себе недавно "ягуар". Английская штучка, может делать двести миль в час. Выложил за нее чуть ли не четыре тысячи. Денег у него теперь куча. Не то что раньше".

Махов: "Брательник только-только купил «Ягуар», эдакую небольшую английскую тачку, дающую до трёхсот кэмэ в час. Раскошелился, конечно, как миленький, но щас-то бабки у него наличествуют. А раньше — ни фига".

Немцов: "Он только что "ягуар" себе прикупил. Английская хрень такая, двести миль в час выжимает. Выкатил за него аж четыре штуки. У него теперь грошей много. А вот раньше не было".

над пропастью во ржи джером салинджер

Оригинал: 'It killed me. Now he's out in Hollywood, D. B., being a prostitute. If there's one thing I hate, it's the movies. Don't even mention them to me'.

Рита Райт-Ковалева: "С ума сойти, какой рассказ! А теперь мой брат в Голливуде, совсем скурвился. Если я что ненавижу, так это кино. Терпеть не могу".

Махов: "Здорово, да? А теперь Д.Б. в Холливуде, продается словно девка всяким там жучилам. Чего я по-настоящему ненавижу, дык уж великого немого. При мне о нём лучше даже не заикайтесь".

Немцов: "Я чуть не сдох. А теперь он в Голливуде, Д.Б. то есть, – собой торгует. Кино это я просто ненавижу – как мало что. Про кино вы мне лучше и не заикайтесь".

Оригинал: Strictly for the birds. They don't do any damn more molding at Pencey that they do at any other school.

Рита Райт-Ковалева:  "Вот уж липа! Никого они там не выковывают, да и в других школах тоже".

Махов: "Брехня собачья. В Пенси куют ни хрена не лучше, чем в любой другой приготовиловке".

Немцов: "Это для лохов. Ни шиша в Пеней не лепят, такая же школа, как и другие".

The Catcher in the Rye цитата

Выводы

В заключении хотелось бы повторить мысль, которая уже не раз упоминалась в статье. Перевод – это продукт своего времени, и в случае с переводами “Над пропастью во ржи” Д. Сэлинджера это утверждение особенно актуально.

Основная претензия к качественному и профессиональному переводу Риты Райт-Ковалевой заключается в том, что в сравнении с оригиналом он потерял “перчинку” и не смог передать грубоватую, местами дерганную интонацию главного героя-подростка.

Перевод Сергея Махова стал закономерным ответом на “рафинированный” советский перевод: в нем пересеклись желания переводчика создать точный перевод и передать настроение 1990-х. Максим Немцов также попытался создать перевод, отвечающий веяниям XXI века, но, по мнению большинства, несколько перестарался с грубостью.

В каком переводе читать “Над пропастью во ржи” Д. Сэлинджера, решать вам. Возможно, наш обзор поможет вам в выборе.  Если вы хотите сделать собственный вывод, советуем прочитать одну из глав произведения сразу в трех вариантах перевода и сравнить их. А если вы владеете английским языком на достаточно хорошем  уровне, читайте произведение в оригинале.

Также вы можете ближе познакомиться с особенностями перевода художественных произведений на нашем базовом курсе.

Автор: Алия Хуснутдинова
Дата: 23.12.2021 г
Следующая запись >>




Наверх